Здравствуйте, уважаемая Лидия Владимировна! В свежем номере Вашего литературного журнала вышла поэтическая подборка Владимира Всеволодовича Подлузского, моего теперешнего земляка, друга, собрата по перу. Позвольте поблагодарить Вас и заодно поздравить с приобретением такого автора. Надеюсь, что в ряду любимых Вами Владимира Скифа, Сергея Зубарева, Дианы Кан, Елены Родченковой имя Владимира Подлузского также займет прочное место. Уже хотя бы за одно только стихотворение "Суслоны", прочитав которое, я был несказанно рад, что судьба привела в эти суровые края, знаменитый этот наш Сыктывкар, дабы познакомить с великим, не побоюсь эпитета, русским поэтом. Личностью такого масштаба, что порой сквозь туманности временного континиума вдруг да и привидится сам Александр Сергеевич, одобрительно покачивающий курчавой головой со словами: "Наш человек!" Нисколько не перегибаю. Да Вы и сами со временем убедитесь. Несколько лет тому Владимиру помогли меценаты, к счастью, таковые еще не перевелись, издать роман в стихах "Тарас и Прасковья". Лично для меня он настольная книга, при каждом прочтении открывается нечто новое, порой банальные вещи предстают совершенно в иных, не лишенных сакральных тайн, смыслах. Весьма любопытно то, что некогда описанное Владимиром, как предсказания во многих его философских и просто лирических размышлениях, одно за другим неуклонно сбивается "посреди беременности хлеба в домиках Суслоны Христа". Владимир - подлинно русский поэт, с соответствующей широтой души, вселенской масштабность мышления, когда прозорливость русского гения ярко раскрывает нам к примеру такие истины. "Под миры заточенные линзы не умещаются русские размеры... Слышал я, что небеса всецело говорят и думают по-русски..." Многие из литературного сословия Коми республики, к сожалению, не вполне понимают, что русского Подлузского выше национального, она именно интернациональна. И это приходится доказывать порой ценою здоровья и самой жизнью, т.к. недопустимо элите общества, а мы, литераторы, она и есть, опускаться до межнационального непонимания. Так произошло с Молдавией, Украиной, Прибалтикой. Пошутили деятели культуры над родными языками, и кровь потекла. Подлузский в этом плане - борец бескомпромиссный и неутомимый. Особенно фальшь в стихах, прозе им отвергается решительно, под какими бы реалиями она ни прозвучала. Посему сам поэт этих регалий напрочь лишен, о чем и помечает в стихе: "А я томлюсь в краях, где угрофинны устраивают собственный конгресс... Поскольку я в столицей той не местный, то неуместный также средь торжеств... На которых местная элита обожает ...Под "Токайское" в родном буфете хвалить то Хельсинки, то Будапешт, болтая без оглядки об эффектах, присущих психологии невежд". И с ужасом поэтом подмечено при этом, как "вокруг число тройное будет шесть"... В таких условиях не могли не родиться "Суслоны". Уж такова судьба певца, такова неусыпная служба литературного сподвижника, гения российской земли, где "гуляют часто чудеса своей проторенной дорожкой". А служба матушке России - честь величайшая, требующая полной самоотдачи на весьма частенько тернистом пути. "Мы все цари своих побед И полководцы поражений. И оттого наш белый свет - Молочный мир вокруг мишеней"... Владимир Всеволодовича весьма равнодушен ко всякого рода помпезностям. Регалии, премии, звания - хорошо, конечно, но... Когда видишь, как раздаются они направо-налево без разбора, то уж и зазорным кажется цеплять эти цацки на грудь, стыдно просто. Писать достойные стихи, и чтобы они находили своего читателя, - вот истинное счастье русского поэта Подлузского. Даже, если... "Но не позвали ни в дворцы Певца и ни в простые хаты. В России матушке творцы Всегда во всем и виноваты"... У врачей такой девиз: "Светя другим, сгораю сам". Поэт - целитель душ и также сгорает. Слава русским поэтам! Лидия Владимировна, позвольте и мне представиться, Коль уж я удостоился чести знакомства с Вами через "Берега". Лобанов Сан Саныч. Полковник в отставке. По образованию военный врач. Ветеран боевых действий. Прошел космодром " Плесецк", Приднестровье, Чечню. член Союза приднестровских писателей, состою также в членах СП России. Теперь прозаик, хотя раньше, в Приднестровье, писал стихи. Вот Вы бывали в Донецке. Это город моего детства и юности. И мы, дончане, гордились великим своим земляком, педагогом Шаталовмы Виктором Федоровичем, Вашим учителем. А Вы помните, каким тогда был Донецк? Это море роз. Каким он стал сейчас... Ненасытное варварство человеческого безумия эти розы убило. А вот Приднестровье мы ему не отдали. И не отдадим! Это я как бывший начмед 3-го батальона гвардии ПМР с уверенностью заверяю. И в Калининграде бывал неоднократно. И на баяне люблю душу отвести. И вообще, у меня и мужа Вашего замечательные офицерские жены, величайшие из женщин! И полковник Николай Федорович Иванов, и офицер артиллерии Подлузский Владимир Всеволодовича - наши самые преданные друзья. Целую руку и желаю Вам всего самого наилучшего. С Богом!
Joomla templates by a4joomla