Лидия Довыденко, главный редактор журнала «Берега» Поэт о поэтах. О книге Валентины Коростелёвой «Строки и судьбы». Повествование о творчестве 28 русских поэтов. Серия «XX век: Лики. Лица. Личины. Москва: «Звонница», 2017 Сборник статей о поэтах России второй половины 20 – начала 21 века – это укрепление духа и души читателя. Книга «Строки и судьбы» для тех, кто любит Россию и для тех, кому еще предстоит постичь это великое чувство. Валентина Коростелёва – поэт, и ее публицистические рассказы о своих любимых авторах часто прерывается её собственными поэтическими строчками, что придаёт оригинальности сборнику, где талантливая и вдумчивая автор внимательно и бережно собирает смыслы творчества её избранников, и это даёт редкое наслаждение чтением книги. Это происходит потому, что наряду с узнаванием, новым повторением любимых стихов, которые в суете жизни как-то подзабыты или отодвинуты с искренним желанием: подумать о них потом, которое так и не наступает – это потом, и вдруг пути Господни приводят к великой благодарности Валентине Коростелёвой за то, что она тоже обратила внимание на эти запавшие тебе в душу строчки и дала возможность новой встречи, часто нового прочтения, открытия новых глубин, нежности и «сладостных слез» любви к поэзии и Отчизне. Сергей Есенин писал, что надо быть самому гением, чтобы понять творчество А.С. Пушкина. И вряд ли поэт Валентина Коростелёва задавалась такой целью – гениально понять каждого из поэтов, о ком она пишет, но получилось прекрасно. Книга - Слово поэта, рождённое душой и волшебным русским языком, потому что, как пишет В. Коростелёва, «истинный поэт умеет так им распорядиться, что простые слова начинают светиться и пленять сердце человека, способного отозваться на этот счастливый свет…» Примером могут служить слова автора сборника об Анне Ахматовой: Пластинка кружится знакомо, Ей всё равно, о чём звучать, А из глубин – великий голос, В котором мудрость и печаль. Стихи на исповедь похожи, В них сила гроз и свет зари, – И пробегает дрожь по коже, Как будто Вечность говорит. Тут всё: с потомками свиданье, Разлука, горечь забытья И миг, где счастье и страданье Равны на чашах бытия… Валентина Коростелёва очень удачно назвала свою книгу. Она обращается к потрясающим судьбам поэтов, многих - наших современников, и раскрывает нам суть их поэзии через их строчки, да какие! – в них душа, согревающая и поднимающая ввысь. А Валентина Абрамовна чутко улавливает «главную мелодию души, что сопутствует образу героя ее документального рассказа». Она взяла на себя очень сложную задачу -рассказать о людях, чьи друзья, современники еще живы, « и не дай Бог ошибиться в каких-то фактах!», и все же у неё получилось - она поведала нам о главном в судьбе того или иного поэта, приоткрыла важнейшие страницы их произведений. Говоря словами Александра Твардовского, у которого всегда можно поучиться максимально правдивому общению с читателем, и оптимизму: Нелёгок путь. Но ветер века – Он в наши дует паруса. Да, нелёгок путь, но автор сборника статей, как опытный капитан ведёт нас по океанам судеб и глубинных строчек, часто открывая неизвестные или мало известные чёрточки характера знаменитых поэтов. Повествуя об Агнии Барто, Валенитина Коростелёва обращает внимание на её весёлый нрав и чувство юмора: «Агния Львовна отвечала очередными розыгрышами, которые любила и делала с блеском. Вот случай с Ираклием Андрониковым, известным знатоком творчества Лермонтова. Однажды она, изменив голос, «обрадовала» тем, что нашла неизвестные письма поэта. Тот был вне себя от счастья. В конце разговора Барто сказала: «Запишите адрес! Лаврушинский переулок, семнадцать…» Тут Андроников вспомнил, что это писательский дом. И спросил: «Как Ваша фамилия?» Она ответила уже просто: «Барто». Ираклий Луарсабович от души расхохотался: «Как я попался! Нет, это грандиозно!» Что касается Юлии Друниной, то она в конце 80-х- в начале 90-х годов прошлого века приняла как свою личную трагедию и своего народа трагедию открывшиеся страницы ужасающей реальности 1930-х годов, когда в лагерях сидели и уничтожались по большей части лучшие слои населения, и вот строки из письма Юлии Друниной: «Теперь, узнав жестокую правду о второй – трагической, чудовищной, апокалипсической стороне жизни тридцатых годов, я (не примите это за красивые слова) порой искренне завидую тем сверстникам, кто не вернулся с войны, погиб за высокие идеалы, которые освещали наше отрочество, нашу юность и молодость…» В стихотворении («И откуда вдруг берутся силы…») незадолго до своего ухода из жизни Юлия Друнина напишет свой приговор безвременью 90-х годов и даст свою оценку периоду войны: Похоронки, Раны, Пепелища… Память, Душу мне Войной не рви, Только времени Не знаю чище И острее К Родине любви. «…не только строка, - продолжает автор сборника, - но и каждое слово обеспечено золотой валютой судьбы и сердца, остаётся только преклонить голову перед памятью о фронтовых поэтах». И благодарны будут Валентине Коростелёвой те читатели, кто любит Николая Рубцова, о котором она пишет: «Встаю под недоумёнными взглядами, отхожу к окну, долго смотрю на заснеженный город, заставляя себя успокоиться. А в сознании уже звучат короткие скупые строки и просятся на бумагу… Я обязательно приеду Хорошим днём в твои края, Отдам поклон зиме и лету, Всю эту даль боготворя, Всю эту быль и эту небыль, Где наравне – талант и труд, Где ты навек сроднился с небом И где нашёл себе приют… Но вернусь в Вологду… Зима, гостиница, отголоски юбилея. Память снова возвращается к могиле Поэта, где всё ещё горит пунцовыми ягодами куст шиповника… Будто сами собой вылились у меня на бумагу почти документальные строки: Что ж, город, у тебя свои рассветы И богатырский, скажем прямо, бег, Но ты не спас, а мог спасти поэта! И, как укор, ложится первый снег… Могильный камень ничего не помнит, Не разорвать сгустившуюся тьму, – Но пламенеет всё-таки шиповник, И звёзды откликаются ему! И как не согласиться с автором книги: «Какое счастье, что всегда можно взять с полки томик Рубцова, открыть наугад – и никогда не ошибиться! Как постоять у иконы Иверской Богоматери, нашей общей берегини». Размышляя о судьбе и поэзии Виктора Бокова, Валентина Коростелёва приводит его строчки: «И самое большое чудо – это не стихи, а строка, которая слетает с неба и садится на подоконник… Что за чудо наше ремесло! Слово – основа, а я с ним без дрожи общаюсь, на равных, ну, это всё равно, что с Господом Богом на дружеской ноге». Идут годы, и можно с уверенностью сказать, что так любимая поэтами Россия отвечает самой искренней привязанностью к нежнейшим из своих сынов, отмеченных светлейшим Божьим даром. Белла Ахмадулина раскрывается нам в строчках: ..я думала: не зря, о, нет, а для таинственного дела мы рождены на белый свет. Валентине Коростелёвой удалось найти точный эпитет к её творчеству. «Именно «таинственное дело» – вся её поэзия», …И широк дивный выбор всевышних щедрот: ямб, хорей, амфибрахий, анапест и дактиль. («Зимняя замкнутость») Автор сборника о русских поэтах даёт себе отчёт в том, что о больших художниках и судить надо совсем по иным, большим критериям, и справляется с этим, потому что поняла: «Россия не утратит своего слуха по отношению к Поэзии». Талантливые люди не прямолинейны, не однозначны в своём творчестве, «их палитра гораздо богаче вымученных рифмованных сентенций». Валентина Коростелёва возвращает нас к истинным ценностям нашей литературы. Ушли в тень «назначенные в классики», а живая вода поэзии искренна и притягательна для человеческой души, не разучившейся сопереживать и мыслить. О каждом из 28 поэтов автор сборника «Судьбы и строчки» можно было бы сказать словами Бориса Примерова «небесами коронованные», часто святые и в то же время - непонятые. Но им удалось сказать: «Незакатное, близкое, чистое…», а нам помогла услышать, почувствовать Валентина Коростелёва необъятные душевные силы, их «очарованные берега», свет их «милой лиры».
Joomla templates by a4joomla