Сергей Пинчук Ошибка нерезидента В информационном пространстве и соцсетях разгорается скандал по поводу наличия подделок в коллекции князя Лобанова-Ростовского, подаренной им Ростовскому музею. Теперь, если в Интернете набираешь фамилию мецената – выпадает «ростовский кремль», а когда набираешь «ростовский кремль» – выпадает «Лобанов-Ростовский». В ход были даже пущены орудия «главного калибра»: сайт «Радио Свободы» разразился гневными обличительными филиппиками в адрес дарителя. Дарителю припомнили все – и «корыстолюбие», и «неразборчивость» в выборе предметов искусства, и даже предков – «черносотенцев» и «антисемитов». Ни больше, ни меньше. Год назад, благодаря любезному приглашению Никиты Дмитриевича, я был на открытие той самой выставки в Ростове. После церемонии открытия, когда отгремели аплодисменты и провинциальные журналисты записали интервью дирекции музея и самого виновника торжества на камеры, вся честная компания удалилась на фуршет в монастырские палаты. Помню, как звучали заздравные тосты в честь Лобанова-Ростовского, особенно усердствовала директор музея – Наталья Каровская. Местная публика льнула к князю, пытаясь запечатлеть свои облик на фоне потомка бывших владетелей Ростова. Казалось, ничего не предвещало скандала, но все же он грянул. Музей обвинил князя в том, что подаренные им работы русских художников-авангардистов являются фальшивками. Из 15 тысяч предметов несколько полотен вызвали сомнение в подлинности. Минкультуры встал на сторону своего подведомственного учреждения. Конечно, чисто логически нельзя исключать, что из десятка тысяч предметов искусства, которые Лобанов-Ростовский приобретал на аукционах и у частных коллекционеров, пару из них могли оказаться весьма талантливыми подделками. Их вовремя не смогли распознать ни западные эксперты, которые работают с князем, ни наши искусствоведы. Ошибиться может любой. Но разве это умаляет достоинства Лобанова-Ростовского, его вклад в сохранение и приумножение русского культурного наследия? Начиная с 1970-гг. - почти полвека, этот человек дарит - точнее возвращает России ее культурное наследие. Таких примеров в новейшей истории нашей страны практически нет. Работы, подаренные им, хранятся и в ЦГАЛИ, куда он еще в разгар застоя привез архив Сергея Судейкина, и в ГМИИ имени А.С.Пушкина, и в Доме-музее Марины Цветаевой в Москве — продолжать список можно очень долго... В 2001-х гг. князь на собственные средства создал дом-музей в московских Филях, где некогда находился архив Лобановых-Ростовских. В 2010 году, когда сменился московский градоначальник, князя, мягко говоря, поперли из Филей вместе со всем содержимым музея. Неутомимый коллекционер решил воссоздать музей на базе Ростовского кремля, так как его предки некогда были удельными князьями в этом городе. «Создание Музея Лобановых-Ростовских безусловно входит в число важнейших направлений деятельности музея-заповедника» - такие вот строки были в письме замминистра культуры еще год назад. И снова осечка. Главная ошибка нерезидента – гражданина США Лобанова-Ростовского, который в отличие от многих потомков русских эмигрантов тяготеет к своей исторической Родине, это выбор своих контрагентов. Понятно, что без бюрократии никак. Но чиновникам от культуры не под силу оценить масштаб подвижничества и меценатства Никиты Дмитриевича. Он сильно не похож на новомодных коллекционеров, которые гребут исключительно «под себя». Проблема и в другом – Лобанов известен своей неуживчивостью и некомплиментарностью. Князь неудобен. Я не раз был свидетелем, когда Никита Дмитриевич с присущей ему прямотой рубил правду-матку в лицо высокопоставленным деятелям. Они ежились, краснели, неловко отшучивались. «Мои реплики не публикуют. А ложь обо мне идет по всем каналам, включая интернет. Это интересно читателям и слушателям. Вот вам и нынешняя Россия» - это уже цитата из личной переписки с Лобановым. Да, всем известно, что нас особенная стать, аршином общим не измеришь. Но разве это нормально, когда в пылу полемики у нас абсолютно стираются нравственные грани? И профессиональная дискуссия перерастает в кампанию публичной травли пожилого человека? «Толпа жадно читает исповеди, записки etc., потому что в подлости своей радуется унижению высокого, слабостям могущего. При открытии всякой мерзости она в восхищении. Он мал, как мы, он мерзок, как мы! Врете, подлецы: он и мал и мерзок — не так, как вы — иначе». Это уже наше все – Александр Сергеевич Пушкин. Его оценка, прозвучавшая почти двести лет тому назад. А что, скажите, изменилось? С.Пинчук, историк, писатель
Joomla templates by a4joomla